Налоговые схемы в сфере оборота лома черных и цветных металлов: судебная практика

Несмотря на внедрение современных технологий в производство, металлургическая отрасль остается экологически проблемной. По этой причине использование вторсырья — металлического лома — всегда рассматривалось как экономически и экологически оправданный метод добычи столь необходимого сырья.

При этом, как правило, первичным сбором и сортировкой вторсырья занимаются обычные люди — не ИП и не организации — и сдают собранное ИП и организациям, являющимся, как правило, заготовщиками перед реализацией лома производственным предприятиям. До 2018 года реализация лома и отходов черных и цветных металлов была освобождена от НДС на основании пп. 25 п. 2 ст. 149 НК РФ.

В этой связи первичный сбор и первичная реализация (как правило) освобождались от обложения НДС, что исключало возможность применения производственными предприятиями «входящих» вычетов. Данное обстоятельство служило причиной использования хозяйствующими субъектами схем возмещения НДС. Было рассмотрено множество судебных дел, давались разъяснения, но все равно данная отрасль оставалась одной из наиболее проблемных областей российской промышленности в части нарушений требований законодательства.

С 2018 года пп. 25 п. 2 ст. 149 НК РФ утратил силу, поэтому оборот лома и остатков лома черных и цветных металлов стал облагаться НДС по «агентской схеме», что существенно повлияло на отрасль (или должно было повлиять).

В этой связи представляет интерес дело № А55-1656/2019 как иллюстрирующее «налоговое поведение», реализованное в период до 2018 года налогоплательщиком — производственным предприятием, направленное на получение вычета (возмещения) НДС по операциям оборота металлического лома.

Фабула дела

По результатам ВНП (2013-2015 годы) обществу «Росскат» были доначислены НДС, налога на прибыль, штрафов и пени на сумму более 1 млрд. 900 млн руб. Основанием для доначислений послужил вывод налоговиков о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды оприходования НДС от технических компаний (оригинально).

Схема, по мнению инспекции, выглядела следующим образом. Общество совместно с взаимозависимым лицом — основным поставщиком лома — отражало фиктивную реализацию металлического лома в адрес трех «технических» компаний, сменяющих друг друга в течение 2013 — 2015 годов. При этом лом все время находился у налогоплательщика (по договорам хранения со спорными контрагентами) или доставлялся напрямую от основного поставщика лома на территорию производства налогоплательщика).

Данные спорные контрагенты по договорам давальческой переработки передавали лом обратно налогоплательщику, а налогоплательщик возвращал им уже готовую продукции. После чего большая часть готовой продукции реализовалась спорными контрагентами в адрес взаимозависимых с налогоплательщиком «технических» компаний, которые, в свою очередь, перепродавали продукцию в адрес торговых домов (также являющихся взаимозависимыми с налогоплательщиком).

В результате использования схемы уклонения от налогообложения Общество занизило объем реализации готовой продукции (соответственно прибыли) и увеличило суммы налоговых вычетов ввиду создания документооборота по приобретению товаров без осуществления реальных сделок.

В действительности металлический лом поставлялся основным поставщиком лома напрямую налогоплательщику, а налогоплательщик перерабатывал поставленный лом в готовую продукцию и реализовывал в адрес торговых домов, которые перепродавали продукцию конечным потребителям.

Выгода выразилась в том, что приобретение спорными контрагентами лома и отходов черных и цветных металлов не облагается НДС, а последующие операции по переработке и продаже готовой продукции уже облагаются НДС, что предполагает начисление указанными контрагентами значительно больших сумм «входящего» НДС налогоплательщику.

Аргументы налоговиков

Установлена фактическая взаимозависимость налогоплательщика со всеми контрагентами, участвовавшими в схеме (общие учредители, представители, единые IP-адреса, работники, показания свидетелей, использование единого товарного знака, оплата по договорам друг за друга и др.).

Спорные контрагенты не имели ресурсов для исполнения договорных обязательств (не было достаточного количества работников, работники по совместительству работали у налогоплательщика, не имели техники и ТС, складских помещений, не обладали соответствующим опытом, единственным заказчиком и поставщиком являлся налогоплательщик и основной поставщик лома и др.).

Налогоплательщик имел фактическую возможность самостоятельно переработать металлический лом и реализовать их покупателям без привлечения спорных контрагентов.

Контроль качества готовой продукции, упаковку и маркировку, хранение готовой продукции обеспечивались самим налогоплательщиком.

После окончания взаимоотношений с налогоплательщиком спорные контрагенты прекращали деятельность.

Доходы спорных контрагентов приближены к расходам при значительном обороте, налог на прибыль и НДС, исчисленные к уплате, минимальны.

Основной поставщик лома осуществлял прием, переработку и реализацию вторсырья и изначально создавался как ломозаготовщик исключительно для нужд налогоплательщика, что не оспаривается никем из сторон.

Действия сторон носили согласованный характер.

Аргументы налогоплательщика

Услуги по переработке давальческого сырья являются обычной деятельностью Общества на протяжении длительного периода.

Были представлены надлежащим образом оформленные первичные документы, подтверждающие количество, цену и стоимость давальческого сырья, принятого в переработку, и собственного сырья, из которого изготовлена готовая продукция.

Инспекция фактически провела оценку экономической целесообразности заключения налогоплательщиком с хозяйствующими субъектами сделок, что не может являться предметом налоговой проверки. А доводы инспекции являются субъективными предположениями проверяющих лиц.

Спорные контрагенты являлись действующими организациями, которые сдавали отчетность, платили налоги и др.

И наконец, условия сделок со спорными контрагентами идентичны условиям сделкам с остальными давальцами лома.

Выводы судов

Суды всех инстанций пришли к выводу о правомерности решения налоговиков о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по сделкам со спорными контрагентами. Общество реализовало схему ухода от налогообложения, не отразив реальный объем реализации готовой продукции.

В итоге более 1 млрд 900 млн руб. доначислений признаны законными и подлежащими оплате налогоплательщиком.

Данное дело является примером того, к чему могут привести неудачная законодательная конструкция освобождения от НДС отдельных операций и стремление налогоплательщиков получить дополнительную выгоду посредством сверхагрессивного налогового планирования. Необходимо отметить, что такие большие суммы доначислений способны уничтожить любой крупный бизнес, не каждый крупнейший налогоплательщик способен без ущерба перенести такое налоговое бремя. Что и подтвердило данное дело: группа компаний фактически разорилась.

Рассмотренное дело еще раз подтверждает, что ведение деятельности с агрессивной моделью оптимизации налогообложения в настоящий момент несет в себе повышенные риски.

Мнения
© Источник: ИA Kлepк.Py

(Visited 13 times, 1 visits today)