использование общеизвестных товарных знаков. Проблемные вопросы

использование общеизвестных товарных знаков. Проблемные вопросы Юридическая грамотность суд нарушения Гражданский кодекс автомобиль

Производители товаров, завоевавшие доверие потребителей благодаря высокому качеству предлагаемых продуктов и зарекомендовавшие себя в качестве надежных участников рыночных отношений, вынуждены вести постоянную борьбу с так называемыми подражателями, стремящимися заработать на имидже известных компаний. Недобросовестное использование широко известных товарных знаков с целью привлечения внимания потребителей влечет для их правообладателей ряд неблагоприятных последствий, в числе которых:

— ослабление различительной способности обозначения;

— снижение репутации компании за счет использования обозначения нарушителями в отношении товаров ненадлежащего качества;

— извлечение нарушителями несправедливых преимуществ за счет использования созданной правообладателем рекламной ценности товарного знака.

Широко известные товарные знаки находятся в группе с более высоким уровнем риска подражания, а значит, нуждаются в усиленной защите по сравнению с обычными обозначениями. Нормы, регулирующие особенности возникающих правоотношений, к настоящему времени можно выделить в самостоятельный правовой институт охраны широко известных товарных знаков, как на международном[1], так и на национальном уровне многих государств.

В российском праве рассматриваемый институт получил нормативное закрепление сравнительно недавно, а именно, в 2002 году, когда Федеральным законом от 11 декабря 2002 г. № 166-ФЗ в Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров была включена глава 2.1. — «Общеизвестный товарный знак, его правовая охрана». Впоследствии в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — «ГК РФ») были введены две статьи, регулирующие соответствующие правоотношения, что очевидно недостаточно для раскрытия всех особенностей правового института.

Отсутствие достаточного регулирования правоотношений в сфере охраны общеизвестных товарных знаков ведет к ряду проблем правоприменения. Некоторые из них возникают уже на стадии идентификации обозначения в качестве общеизвестного. Другие связаны с неопределенностью порядка признания знака общеизвестным.

Условия признания обозначения общеизвестным содержатся в пункте 1 статьи 1508 ГК РФ, в соответствии с которой «по заявлению правообладателя используемое им обозначение может быть признано общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, если это обозначение в результате его интенсивного использования стало на указанную в заявлении дату широко известным в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя».

Норма указывает на важную взаимосвязь элементов, необходимых для признания обозначения общеизвестным: причины и следствия. Где в качестве причины можно обозначить интенсивное использование обозначения, а в качестве следствия — получение им широкой известности среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя. Только при одновременном наличии указанных элементов, обозначение может быть признано общеизвестным.

Следовательно, по мнению законодателя, самого по себе факта широкой известности обозначения недостаточно для предоставления ему расширенной правовой защиты. Правообладатель должен совершить некие действия. Примерный перечень действий содержится в международных и национальных правовых актах[2] и сам по себе вопросов не вызывает. Он включает:

1) размещение обозначения:

— на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

— при выполнении работ, оказании услуг;

— на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

— в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации;

2) продвижение обозначения, в частности путем указания его в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе.

И если установление действий правообладателя по использованию обозначения затруднений не вызывает, то определение степени интенсивности использования порождает проблемы толкования.

К сожалению, две статьи Гражданского кодекса Российской Федерации, посвященные данному правовому институту, не могут дать ответ на вопрос, какое использование можно рассматривать в качестве интенсивного.

Мировой опыт также не может прояснить данный вопрос. Например, законодательство США упоминает лишь "интенсивное рекламирование марки«[3], которое определяется по усмотрению суда в каждом конкретном случае запрашиваемой правообладателем защиты его интеллектуальной собственности от посягательств третьих лиц. В законодательстве других стран упоминание данного термина авторы не встретили вообще.

Представляется, что ответить на данный вопрос возможно только если воспринимать интенсивность использования лишь как причину широкой известности обозначения, а не как самостоятельную цель. В литературе также высказывается точка зрения, что интенсивность использования товарного знака не может служить показателем общеизвестности, так как является лишь способом достижения товарным знаком общеизвестности.[4] Следовательно, определить «интенсивность» использования конкретного обозначения возможно только установив, получило ли оно в результате широкую известность.

Иной подход позволяет допустить возможность предоставления статуса общеизвестного товарного знака обозначениям, которые не получили широкую известность, несмотря на значительные рекламные бюджеты. Например, обозначение может не получить широкую известность в результате допущенных маркетинговых ошибок в определении целевой аудитории продукта. Наоборот, знаки с гораздо меньшими рекламными бюджетами, но длительной историей, такие как «UAZ», могут столкнуться со сложностями при включении в реестр общеизвестных товарных знаков. Именно вопрос о «фрагментарном использовании» знака с более, чем семидесятилетней историей, стал предметом рассмотрения Суда по интеллектуальным правам по делу о признании недействительным решения Роспатента об отказе в предосавлении обозначению «UAZ» правовой охраны в объеме общеизвестного в Российской Федерации товарного знака. Суд первой инстанции, поддержав выводы Роспатента, указал на фрагментарный характер использования обозначения «UAZ», претендующего на статус общеизвестного, что послужило основание для отказа в удовлетворении требования ООО "Ульяновский автомобильный завод«[5]. Президиум Суда по интеллектуальным правам, в свою очередь, с таким решением не согласился и обязал Роспатент повторно рассмотреть заявление, напомнив о том, что нефрагментарность использования обозначения может учитываться лишь в качестве одного из обстоятельств, свидетельствующих о его общеизвестности[6]. Но этот фактор не является определяющим и не подменяет собой факта широкой известности обозначения. Напротив — ключевое значение имеют известность и узнаваемость обозначения широким кругом потребителей, ассоциирование с источником происхождения товаров с использованием этого средства индивидуализации. Рассмотрев заявление повторно, Роспатент пришел к выводу о соответствии обозначения «UAZ» критериям общеизвестного товарного знака.

Рассмотренная ситуация свидетельствуют о том, что законодателем использована не совсем корректная формулировка «интенсивного использования». Исключение из положений статьи 1508 ГК РФ указания на интенсивность как обязательную характеристику процесса использования обозначения устранило бы многие вопросы. Включение лишнего элемента в норму статьи становится очевидным, если обратиться к истории развития правового института охраны общеизвестных товарных знаков.

Наиболее полное исследование, по нашему мнению, на данную тему проведено Ворожевич А.С. и Козловым Н.В.[7] В результате глубокого изучения развития процесса правового регулирования охраны торговых марок в целом и широко известных, в частности, авторы выделяют две основные цели регулирования:

Защита индивидуализирующей функции товарного знака. В данном случае пресекаются, как правило, нарушения, связанные с введением потребителей в заблуждение в отношении источника происхождения товара; Защита исключительного права на товарный знак и имущественного права на гудвилл и репутацию. Пресекаются нарушения, связанные с переносом на подражателя репутации известного товарного знака, даже если при этом потребитель не вводится в заблуждение. При этом защита общеизвестных товарных знаков от нарушений, связанных с возникновением смешения в глазах потребителей относительно изготовителя товаров, имеет второстепенное значение. Поскольку широкая известность обозначения предполагает высокий уровень информированности потребителей о том, кто выступает в гражданском обороте под данным индивидуализирующим обозначением, то наибольший интерес для правообладателя представляет возможность защиты прав от паразитирования недобросовестными участниками рыночных отношений на репутации известных брендов и, как следствие, недопущение риска «размытия» бренда.

В международном праве рассматриваемый институт нашел первое нормативное закрепление в статье 6 bis Конвенции, в соответствии с которой страны Союза по охране промышленной собственности получили возможность по инициативе администрации или по ходатайству заинтересованного лица отклонять или признавать недействительной регистрацию и запрещать применение товарного знака, представляющего собой воспроизведение, имитацию или перевод другого знака, который по определению компетентного органа является в этой стране общеизвестным[8].

Как следует из вышеприведенной статьи, Парижская конвенция не устанавливает четких критериев, на основании которых товарный знак может быть отнесен компетентным органом к числу общеизвестных.

Равным образом не содержит подробной регламентации Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС, вступившее в силу в 1995 году), в соответствии со статьей 16 которого при определении того, является ли товарный знак общеизвестным, во внимание должна приниматься известность товарного знака в соответствующих кругах общества, которая была достигнута в результате рекламы товарного знака. При этом в приведенной статье отсутствует указание на объемы такой рекламы и степень ее интенсивности. Напротив, норма лишь акцентирует внимание на ключевом критерии, которому должен соответствовать товарный знак, претендующий на особый статус, — его известность потребителям.

Позднее подобная правовая позиция нашла подтверждение и в Совместных рекомендациях о положениях в отношении общеизвестных знаков[9]. Так, статья 2 Рекомендаций устанавливает ориентировочный перечень факторов, которые должны учитываться при принятии решения о соответствии обозначения статусу общеизвестного. При этом согласно приведенной статье компетентный орган должен принимать во внимание любые обстоятельства, на основании которых можно сделать вывод о том, что знак является общеизвестным, а не ограничиваться какими-то специальными, строго-определенными критериями.

Вышеизложенное обусловлено, в первую очередь, тем, что в зависимости от конкретных обстоятельств способы доказывания общеизвестности обозначения могут существенно отличаться, поэтому предопределение критериев охраноспособности общеизвестного товарного знака представляется неэффективным.

С целью приведения национального законодательства в соответствие с положениями международных соглашений, что также было необходимо для вступления России во Всемирную торговую организацию, особенности регулирования широко известных знаков были отражены и в российском законодательстве. Первоначально в Законе о товарных знаках, а затем и в положениях статьи 1508 ГК РФ. При этом в формулировке статьи появилась дополнительная характеристика интенсивности использования обозначения, которая отсутствовала в международных актах.

Таким образом, проведенный анализ позволяет заключить, что дополнение международных норм требованием интнсивности использования не способствовало созданию четких критериев идентификации обозначения в качестве общеизвестного, а наоборот привело к неоднозначности применения положений законодательства. Вместе с тем, даже если правообладатель сможет подтвердить «интенсивность использования» обозначения, существует еще одна особенность регулирования охраны общеизвестных товарных знаков в России. Согласно положениям статьи 1508 ГК РФ для предоставления обозначению статуса общеизвестного товарного знака, оно должно быть включено в реестр общеизвестных товарных знаков по специальной процедуре признания его в качестве такового федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности (Роспатентом)[10].

В других странах вопрос признания товарного знака общеизвестным, как правило, разрешается в рамках конкретного спора, причиной которого может послужить состоявшаяся регистрация, правомерность которой желает оспорить правообладатель широко известного товарного знака, зарегистрированного в отношении неоднородных товаров и услуг. Кроме того, признание товарного знака широко известным возможно в рамках спора об установлении запрета на использование недобросовестными участниками рыночных отношений товарного знака с репутацией. Такой порядок предоставления защиты широко известным товарным знакам предусмотрен в США, Китае, Германии и многих других странах.

Особенность российской процедуры признания знака общеизвестным является ее безусловным преимуществом для правообладателей. Достаточно один раз доказать общеизвестность товарного знака для того, чтобы защищать его и в отношении неоднородных товаров и услуг.

С другой стороны, у данной системы есть существенные недостатки. Первый из них, это отсутствие заинтересованности правообладателя в поддержании широкой известности знака. Возможна ситуация, при которой снижение усилий по вложению в бренд, приведет к уменьшению известности бренда до уровня обычного знака. Вместе с тем, знак по-прежнему будет пользоваться преимуществами, предоставляемыми общеизвестным знакам. Очевидно, что необоснованные преимущества одних субъектов предпринимательской деятельности перед другими не способствуют развитию конкуренции, которая, в свою очередь, является основным двигателем экономики.

Второй проблемой является наличие в реестре «мертвых» знаков. Общеизвестный знак также, как и любой другой может потерять свою известность в результате его неиспользования. В данном случае любое заинтересованное лицо вправе обратиться в Суд по интеллектуальным правам с целью прекращения правовой охраны общеизвестного товарного знака. Но последнее требует значительных временных ресурсов.

Перечисленные недостатки свидетельствуют об отсутствии мобильности системы, не успевающей подстраиваться под изменяющиеся условия экономики. С данной точки зрения, более перспективной представляется модель доказывания общеизвестности в каждом конкретном случае, которая распространена в мире. Скорее всего, со временем отечественная система права также откажется от административного порядка признания знака общеизвестным. Подобные тенденции можно отметить, как в работе Роспатента, так и в судебной практике.

Так, в споре между ООО «Геккон Трейд» и ООО «Юнилевер Русь» (производителем известного мороженного «Магнат») о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков «Магнат», рассмотренным Судом по интеллектуальным правам, правообладатель смог добиться сохранения правовой охраны на товарные знаки не только в отношении мороженого, но и других неоднородных товаров 30-го класса МКТУ благодаря широкой известности обозначения «Магнат» среди рядовых потребителей на территории России. В рамках рассмотрения дела судебная коллегия посчитала возможным принять во внимание общие принципы и критерии, рекомендованные Роспатентом в Правилах признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации[11] и Рекомендациях ВОИС[12] с целью установления степени известности оспариваемых обозначений[13]. В результате чего ООО «Юнилевер Русь» смогло доказать широкую известность оспариваемых товарных знаков для целей применения принципа однородности при исследовании вопроса об использовании товарных знаков правообладателем.

Роспатент при рассмотрении обращений правообладателей известных международных брендов против регистрации охраны товарных знаков по неоднородным товарам и услугам периодически игнорирует отсутствие факта включения бренда реестр общеизвестных знаков.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что указанные случаи являются нарушением такого принципа гражданского права, как равенство сторон гражданских правоотношений и может быть оправдано только если воспринимать их как промежуточный этап перехода к более эффективной модели. Таким образом, анализ международного права, а также национального законодательства, регламентирующего порядок предоставления правовой охраны общеизвестным товарным знакам, показал, что излишне формализованный подход в определении широкой известности обозначений не отвечает целям введения рассматриваемого правового института. Зависимость известности обозначения потребителям от интенсивности его использования относительна и условна. Что обуславливает необходимость исключения спорного критерия из правовой нормы. В совершенствовании также нуждается и порядок признания товарных знаков общеизвестными, который в настоящий момент не учитывает динамику рыночных отношений. Считаем, что в основу таких изменений может быть положен опыт зарубежных стран, где признание товарных знаков общеизвестными носит индивидуальный характер и рассматривается в каждом отдельном случае. [1] Конвенция по охране промышленной собственности от 20.03.1883 // [Электронный ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.[2] Статья 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 23.05.2018);[3] Federal Trademark Dilution Act (FTDA) ( «Федеральный закон об ослаблении товарных знаков») от 1996 года, впоследствии актуализированный принятием в 2006 году Federal Trademark Dilution Revision Act («Федеральный закон о пересмотре ослабления товарных знаков») [4] Грешнева Н. П. Выявление общеизвестных товарных знаков // Вопросы изобретательства. 1989. № 4. С. 24.[5] Решение Суда по интеллектуальным правам от 31 января2018 г. по делу № СИП-556/2017 // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.[6] Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 4 июня 2018 г. по делу № СИП-556/2017 // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018. [7] Козлова Н.В., Ворожевич А.С. Общеизвестные товарные знаки: Понятие и особенности правовой охраны // Закон. — М., 2015. — № 12. — С. 179–190. // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.[8] Конвенция по охране промышленной собственности от 20.03.1883 // [Электронный ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.[9] Совместная резолюция о положениях в отношении общеизвестных знаков, принятой Генеральнои Ассамблееи Парижского союза по охране промышленной собственности и Ассамблеей Всемирной организации интеллектуальной собственности на тридцать четвертой серии заседаний Ассамблей государств-членов ВОИС в сентябре 1999 г. [10] Статья 1509 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 23.05.2018) // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.[11] Правилах признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации, утвержденных приказом Роспатента от 17.03.2000 N 38 // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.[12] Совместные рекомендации Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) о положениях в отношении охраны общеизвестных товарных знаков (Женева, 1999 год) // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018. [13] Решение Суда по интеллектуальным правам от 3 июля 2018 г. по делу N СИП-152/2018 // [Электронныи ресурс] // Интернет-сайт СПС КонсультантПлюс — М., 2018.  

Источник

использование общеизвестных товарных знаков. Проблемные вопросы Юридическая грамотность суд нарушения Гражданский кодекс автомобиль

(Visited 18 times, 1 visits today)

Поделитесь с друзьями!

Читайте также

1 августа ФНС выложит в открытый доступ свою базу 1 августа налоговая служба запускает новый сервис «Прозрачный бизнес» на своем официальном сайте. Его открытие несколько раз откладывалось....
Что нового в учете иностранных работников Иностранных работников по-новому регистрируют и провожают. Прибытие В Федеральный закон «О миграционном учете иностранны...
Ускользнул в последний момент: судебная практика по взысканию налоговой недоимки с третьих лиц... Вопрос о практике взыскания налоговой недоимки с третьего лица, признанного зависимым в порядке статьи 45 НК РФ, мы уже обсуждали в рассылке 2...
Закон о персональных данных. Нужно ли всем сайтам регистрироваться в Роскомнадзоре... Буквально через пару дней, 1 июля 2017 года, вступят в силу поправки, внесенные в Кодекс об административн...
Кому поможет или помешает страхование средств малого бизнеса в банках С 2019 года счета малых предприятий в банках будут застрахованы — так же, как и счета физических лиц и индивидуальных предпринима...
Должен ли банкрот платить НДС с реализации готовой продукции? В ноябре Верховный суд рассмотрел давно назревший вопрос. Подлежат ли налогообложению НДС операции по реализации готовой п...
Как обвинить в недобросовестности: чек-лист от ИФНС Недобросовестность есть в любой сфере жизни. Например, в работе. Недобросовестный сотрудник – это тот, кто отлынивает от задач, ищет оправдания и рабо...