«Бизнесмены – это расходный материал»

31 июля Владимир Туров провел встречу с Дмитрием Потапенко: бизнесменом, экономистом. В прямом эфире они обсуждали экономику, политику, бизнес и отвечали на вопросы слушателей.

Про экономику

Владимир Туров: ВЦИОМ проводил опросы, согласно которым, в 2017 году по сравнению с 2016 годом у 63% российских бизнесменов ситуация стала хуже, 76% российских бизнесменов заявили, что они не доверяют действиям правительства.

Когда в июне 2018 года я проводил аналогичные опросы среди представителей малого и среднего бизнеса, у меня получилось, что у 95% российских бизнесменов ситуация в той или иной степени ухудшилась, и, внимание, 100% из них не доверяют действиям Правительства и не верят, что оно справится с экономической ситуацией.

Господин Силуанов в проекте федерального закона «О бюджете» говорит, что экономика в следующем году вырастет на 1,4%. И при этом он пишет в том же документе: инвестиции уменьшатся, покупательский спрос будет падать, короче, везде падать, но экономика вырастет. Это из серии Эльвиры Набиуллиной, которая в прошлом году сказала: «Мы в 2018 году вырастем до 1%». Что ж, когда я смотрю по отраслям, я понимаю, что рост обеспечивается исключительно за счет нефтегазового сектора, все остальные отрасли валятся. Как долго валиться будем?

Дмитрий Потапенко: Вся эта история может очень долго валиться. Такая логика наших властей будет приводить к тому, что экономика будет сыпаться. Плохо будет, конечно, тем, кого мы называем предпринимателями, нам придется очень сильно меняться. Я всегда говорю своим коллегам, что власть такова, но она свою парадигму и свою идеологию менять не будет. И наша с вами задача – приспосабливаться к этим условиям.

Почему я говорю, что законная оптимизация налогообложения, это не только задача предпринимателя, но это и функция, в том числе и гражданина? Потому что, опять-таки, налоги – это покупка. По факту, мы ведем бизнес…

Владимир Туров: Сколько лет будем валиться все-таки? Год, два, три? Ну, когда-то же подъем должен начаться.

Дмитрий Потапенко: По моим оценкам, 2022 год будет серьезным переломом в серьезной мировой экономике. Будет происходить два перелома: перелом экономической парадигмы внутри страны и, конечно, будут так называемые политические изменения. Причем эти изменения будут не в рамках уличных протестов…

Про чиновников

Владимир Туров: Дайте совет правительству, как поднимать экономику? Ну, если они ни фига не знают, что делать? По факту, с точки зрения бизнесмена, если твой топ-менеджер из года в год проваливает ситуацию, и ты же его заменишь, наверное?

Дмитрий Потапенко: Я – да.

Владимир Туров: Вы какие-то советы им даете?

Дмитрий Потапенко: Нет, это бессмысленно. Они делают все правильно. Они периодически спрашивают совета, другое дело, что они спрашивают совет достаточно иезуитский. Они спрашивают: «Что нам делать с экономикой, как нам ее изменить?» Но когда мы приносим всяческие программы, в том числе по экономике роста, они смотрят на эту программу и думают, как можно сделать «ручеек». Поэтому дискуссия должна быть открыта.

Владимир Туров: Если уж ВЦИОМ говорит, что 76% не доверяют действиям правительства и не верят, что они справятся с ситуацией, по моим данным, сто из ста, а как можно управлять людьми, если тебе вообще не верят? Вот ты представляешь, ты бизнесмен и никто не верит ни в тебя, ни в твои способности. Да твоего бизнеса не было бы через неделю.

Дмитрий Потапенко: Про бизнес – это другая история. Бизнес все-таки строится на команде, которую ты ведешь ты… Есть взаимодействие. Публичное, непубличное. А у них-то задачи такой нет, им не важно, верят в них люди или не верят. Для них мы – расход. Они относятся к нам как к корму. Это неприятно, конечно. Мы – корм.

Владимир Туров: То есть идеальный гражданин – корова, которую поставили в грязное стойло, доят, потом тело заберут на мясо и телят заберут… Разве это не безнадега? Наступает оцепенение и апатия, а как жить-то?

Дмитрий Потапенко: На моем официальном канале было множество цитат. И одна из них: «В делах повседневных помни о смерти и слово носи в своем сердце». Ребят, я вам скажу открыто, вы все сдохнете, и даже более того, я сдохну раньше. Вот если для вас это безнадега, тогда, ребята, вот табуреточка, веревочка, приходите, я вам обеспечу недорого и мыло. Но если вы осознаете, что это и есть стимул жить, вот тогда у вас в голове что-то поменяется.

Владимир Туров: Все-таки я не могу поверить, что нашему правительству доверие людей не важно, а зачем тогда весь этот шум в телевизоре? Зачем нас убеждают, что они хорошие?

Дмитрий Потапенко: Они не нас убеждают, они разговаривают сами с собой. Нету вертикали власти, есть группировки и их задача – не проколоться между своими группировками. И когда они делают публичные акции, каждое из министерств, они разговаривают не с нами. Они разговаривают с клубком целующихся змей, которые сидят рядом. Они не хотят беззаветной любви от нас. Им на самом деле, по большому счету, ср@ть. Они почему боятся определенных всплесков? Не потому что они боятся всплеска от нас. Они понимают, что соседняя группировка воспользуется этим всплеском и тебе свернут голову. Другая абсолютно парадигма.

Владимир Туров: Получается, если мы посмотрим в словаре дефиницию слова «правительство», то у нас нет правительства.

Дмитрий Потапенко: Нету. У нас государства просто нету, все существенно глубже. У нас просто, по сути дела, группировки. Они стали, конечно, цивилизованными, но если ты вспоминаешь 90-е, то принципиальной зарубы между Ореховскими, Солнцевскими и еще какими-нибудь особо сильно не отличаются от зарубы между какими-нибудь «фейсами» и МВД. А коммерсы – это расходная часть.

Владимир Туров: Следующий вопрос. Я имею дело с нормативной базой. И вчера, снимал ролики, где речь шла о нормативной базе, все больше и больше удушающей: Центробанковский контроль, биометрию голоса должны сдать, фейсы свои должны сдать. Это полнейший сумасшедший дом. Иногда у меня складывается ощущение, что при разработке этой нормативной базы используется два принципа. Первый – принцип революционной целесообразности, он не основан ни на каких естественных экономических или политических или социальных законах. Либо второй – «разрабатываем законы, чтобы удовлетворить своих парней, лоббирующих нужные законы». Так ли это? И что я упустил?

Дмитрий Потапенко: Ничего не упустил. Условно говоря, вот у нас гребаные эти кассы. Касса сама, по сути дела, не стоит ничего. Я договорился с парнями, чтобы они ее делали за ноль, а фискальный шифрователь стоит 8 тысяч. И ты обязан ее раз в год менять.

Восемь тысяч раз в год – это хорошая пенсия. У них правильная логика: гнать стадо в одно узкое горлышко и там его брить.
 

Подписывайтесь на главное от «Клерка» на Яндекс.Дзен. Самый умиротворяющий бухгалтерский сервис.

Источник

«Бизнесмены – это расходный материал» Юридическая грамотность налогообложение

(Visited 6 times, 1 visits today)

Поделитесь с друзьями!

Читайте также